Все свои: семейные кланы захватили Россию

09 октября 2019 г.
0

Все свои: семейные кланы захватили Россию
Все свои: семейные кланы захватили Россию

Родственные связи глав регионов и их подчиненных, а также аффилированный с ними бизнес мало кого удивляют в России.

Ситуация усугубляется отсутствием реальных социальных лифтов, с чем не в силах эффективно бороться федеральная власть. Результатом все более усиливающихся кланов становится ухудшение управленческих кадров и увеличение коррупционных рисков.

Династийная власть

Советская модель управления, когда на чиновничьи династии смотрели косо, осталась в прошлом. Для западной модели «рациональной бюрократии», при которой управленцы выбираются на основе экзамена и в зависимости от квалификации, российская почва оказалась неблагодатной. В результате, как заявил «Коммерсанту» политолог Владимир Слатинов, чиновники на высоких статусных позициях в России стремятся «порадеть родному человечку», решить проблему доверия и сохранить преемственность передачи капитала — как статусного, так и финансового.

Наиболее ярким примером этому в центральной части страны является Белгородская область, которую с 1993 года возглавляет Евгений Савченко. Его брат Александр с 1996 по 2009 год был главой Краснояружского района, а затем занял пост в общественном совете при облздраве. Вице-мэром Белгорода до недавнего времени был племянник губернатора Михаил Савченко, который до 2018 года являлся директором принадлежащего области АО «Корпорация «Развитие»» и экс-депутатом облдумы. Теперь Михаил занимается бизнесом.

Другие высокопоставленные белгородские чиновники также имеют удачно устроившихся родственников. У экс-вице-губернаторов Валерия Сергачева и Николая Калашникова сыновья возглавляют Алексеевский и Ивнянский районы области. У бывшего мэра Белгорода Георгия Голикова сын Василий — первый вице-мэр областного центра. После Николая Бровченко, трижды избиравшегося главой Красногвардейского района, его место перешло сыну Игорю. Так же как и пост главы областного управления культуры — от Сергея Курганского — его сыну Константину.

Схожая ситуация в Ульяновской области, которой почти 15 лет руководит Сергей Морозов. Его сын Михаил с 2017 по 2019 год был главой Засвияжского района Ульяновска, а потом переместился в кресло руководителя городского контрольно-ревизионного управления. Второй сын губернатора Евгений — замруководителя по экономике и финансам МУП «Ульяновские городские электрические сети». У мэра Ульяновска Сергея Паньчина, в прошлом возглавлявшего «Ульяновскводоканал», теперь сын Сергей занимает там пост замдиректора по финансам.

Не отстают и другие регионы. Так, у спикера Липецкого областного совета депутатов Павла Путилина зять Сергей Шаронин с конца 2017 года занимает должность начальника управления инвестиций и международных связей в администрации области.

У председателя законодательного собрания Санкт-Петербурга Вячеслава Макарова родственники работают в администрации Петроградского района северной столицы. К примеру, его дочь Марина Лыбанева — уже первый замглавы района, племянник Евгений Кукушкин — глава районного отдела здравоохранения, а брат Николай — замдиректора ОАО «Садово-парковое предприятие «Центральное»», которое принадлежит комитету имущественных отношений и с 2011 по 2017 годы получило госконтракты на сумму более 1,2 млрд рублей.

У вице-спикера Ставропольской краевой думы Александра Кузьмина сын Кирилл — уполномоченный по защите прав предпринимателей в регионе. В свою очередь сын спикера заксобрания Краснодарского края Юрия Бурлачко Максим в свои 27 лет стал депутатом городской думы Краснодара.

У депутата Госдумы Владимира Синяговского, в прошлом главы Новороссийска, дочь Оксана — судья Ленинского суда Краснодара, сын Сергей до недавнего времени работал замначальника главного следственного управления СКР по Москве, племянник Роман — глава Славянского района. Второго племянника — Руслана, занимавшего должность замначальника таможенного поста в порту Кавказ, три года назад поймали на взятке.

Крымская теща

Пришедший к власти в Крыму в год его присоединения к России Сергей Аксенов сразу стал привлекать на управленческую работу своих родственников, «на голубом глазу» утверждая, что никаких проблем в работе их, например, депутатами парламента, он не видит.

В текущем году во второй раз в Госсовет Крыма избрался его отец Валерий, сестра супруги Евгения Добрыня была в предыдущем составе республиканского парламента. По данным СМИ, гражданский муж Евгении Андрей Дедюхин уже пять лет возглавляет департамент рыбного хозяйства крымского Министерства сельского хозяйства. А ее мать Людмила Добрыня заседает в Общественной палаты Крыма.

Во второй раз стала депутатом крымского парламента Ольга Виноградова — супруга вице-премьера Крыма Дмитрия Полонского.

Особенности культуры

В национальных регионах клановость управленцев имеет некоторые отличия от других территорий. «В некоторых из них семейственность во власти связана с особенностями местной культуры»,— утверждает политолог Ростислав Туровский. В качестве примера он приводит Республику Тыва — у возглавляющего с 2007 года регион Шолбана Кара-оола брат Юрий Кара-оол является депутатом республиканского парламента.

В Татарстане брат президента Рустама Минниханова Рифкат возглавляет бюджетное учреждение «Безопасность дорожного движения», а до 2016 года руководил татарстанским ГИБДД. Второй брат главы республики Раис с 1999 года во главе Сабинского района. Братья Метшины — Ильсур и Айдар — мэры Казани и Нижнекамска соответственно.

Кавказская родня

По словам директора Центра региональных исследований и урбанистики ИПЭИ РАНХиГС Константина Казенина, на Северном Кавказе клановость во власти и бизнесе обусловлена несколько иными причинами, нежели в остальной России. Там группы, основанные не всегда на принадлежности к одной семье, но иногда на единстве этнического происхождения, на общей малой родине или просто общих прагматических интереса, имеют вес за пределами чиновничьих кабинетов.

В Дагестане задача разрушения таких групп стояла перед несколькими руководителями республики — Муху Алиевым, Магомедсаламом Магомедовым, Рамазаном Абдулатиповым. Однако они сами были включены в такие группы либо выстраивали их заново в процессе борьбы с другими, отмечает «Коммерсант».

Старые группы сохраняются и при «варяге» Владимире Васильеве. Так, сын нынешнего спикера Народного собрания Дагестана Хизри Шихсаидова Даниял возглавляет собрание депутатов Буйнакского района. В 2015 году, будучи главой этого района, он был задержан сотрудниками СКР и ФСБ по подозрению в мошенничестве и хищении. Впоследствии он был отпущен под домашний арест и больше о его уголовном деле ничего не было слышно.

Серьезный удар был нанесен в начале 2019 года по клану Арашуковых в КЧР, после того, как были задержаны сенатор Рауф Арашуков и его отец — советник гендиректора ООО «Газпром межрегионгаз» Рауль Арашуков.

Как отмечает Казенин, федеральная власть пытается бороться с системой распределения влияния в республиках Северного Кавказа, но «довольно избирательно». «Многие семьи в Дагестане, Карачаево-Черкесии и других регионах оказались под ударом уголовных дел, а кто-то остался при своих», — говорит он.

Недавно депутаты парламента Кабардино-Балкарии выбрали главой республики Казбека Кокова — сына Валерия Кокова, руководившего регионом с 1992 по 2005 год.

Чеченский феномен

По данным СМИ, на 2018 год родственники нынешнего главы Чечни Рамзана Кадырова, правящего республикой с 2007 года, занимают 30% высоких должностей. Интересно, что после назначения 28-летнего родственника главы региона Хас-Магомеда Кадырова мэром Аргуна, пресс-секретарь чеченского лидера Альви Каримов заявлял, что «стратегия Кадырова в том, чтобы бороться с коррупцией, а не развивать ее».

По мнению экспертов, феномен клановости Чечни возник из-за прошедших там двух военных кампаний. «В Чечне важно было создать сплоченную правящую группу, федеральный центр сделал ставку на тех, кто мог гарантировать мир в регионе», — говорит Туровский.

Приближенный бизнес

Близкие родственники высокопоставленных чиновников в регионах зачастую имеют достаточно прибыльный бизнес. Так, жена ставшего недавно губернатором Хабаровского края Сергея Фургала Лариса Стародубова владеет 25%-ной долей в единственном на Дальнем Востоке предприятии черной металлургии.

Сын губернатора Красноярского края Александра Усса Артем — соучредитель компании «СМ. Сити», где директор — советник губернатора Александр Коропачинский.

Сын мэра Новосибирска Анатолия Локотя Богдан — гендиректор и совладелец «ИПФ-Сети», которая появилась в августе 2019 года. Компания занимается передачей электроэнергии. Супруга мэра — главный инспектор Контрольно-счетной палаты Новосибирской области.

Сын президента группы «БизнесСфера» Николая Чудаева Евгений в декабре 2018 года стал министром строительства Самарской области. До своего назначения он работал гендиректором в принадлежащей «БизнесСфере» девелоперской компаний «Древо», выполняющей работы по госконтрактам. «В июле 2019 года представители федерального проекта по безопасности и борьбе с коррупцией потребовали от губернатора Самарской области Дмитрия Азарова отправить в отставку министра строительства региона. Губернатор Дмитрий Азаров пока не отреагировал на обращение», — отмечает издание.

Федеральный пример

Хоть федеральная власть пытается каким-то образом сдержать развитие клановости в регионах, ей это не очень удается. Даже приход в регионы губернаторов-«варягов» лишь немного ослабляет родственные связи в местной элите. Новоприбывшие вскорости сами пристраивают поближе своих сослуживцев, друзей и бывших коллег. При этом присланные руководители часто рассматривают свое назначение как временную командировку.

Не сильно помогают в борьбе с клановостью проводимый на федеральном уровне с 2017 года всероссийский конкурс управленцев «Лидеры России», а также организованные в некоторых регионах похожие проекты.

По мнению Владимира Слатинова, в целом конкурентные механизмы пока не приживаются, и как долгосрочный и общий тренд наблюдается снижение качества кадров.

Федеральному центру сложнее стало упрекать регионы в клановости и семейственности после прошлогоднего назначения министром сельского хозяйства Дмитрия Патрушева (сын секретаря Совета безопасности, бывшего главы ФСБ Николая Патрушева; ранее возглавлял правление Россельхозбанка).

«Полноценной меритократической системы — «власти компетентных» — в кадровой политике ни на региональном, ни на федеральном уровне не сформировалось, протекционизм доминирует», — уверен Ростислав Туровский.

pasmi.ru


Теги статьи: Туровский РостиславСлатинов ВладимирСиняговский СергейСиняговский РусланСиняговский РоманСиняговский ВладимирСиняговская ОксанаСергачев ВалерийСавченко МихаилСавченко ЕвгенийСавченко АлександрПатрушев НиколайПатрушев ДмитрийПаньчин СергейОАО Корпорация развитияМакаров ВячеславЛыбанева МаринаКурганский СергейКурганский КонстантинКузьмин КириллКузьмин АлександрКоррупцияКалашников НиколайДедюхин АндрейГоликов ГеоргийГоликов ВасилийБровченко НиколайБизнес

Статьи по теме:

Судимый смотрящий Андрей Ваврыш: аферист и скандалист №1 на строительном рынке столицы
Полиция возбудила уголовное дело о хищении средств из гранта на 24 млн в крупном челябинском вузе
Экс-губернатор Челябинской области назвал фейком сообщения об уголовном деле против него
Глава управления ЖКХ задержан в Таганроге
Ахтунг, на гастролях – мошенник Евгений Ройтман